Дело Акжаркын Турлыбай: Есть возможность вернуть девушку в Казахстан


Адвокат осужденной в Китае казахстанки Акжаркын Турлыбай и россиянки Марии Дапирка считает, что в деле девушек, оказавшихся в иностранных тюрьмах - Китая и Вьетнама, решающую роль может сыграть соглашение между странами. Об этом Сункар Нурмагамбетов рассказал в эксклюзивном интервью МИА «Казинформ».




- На сегодня около 2 тыс 600 осужденных казахстанцев отбывают срок в зарубежных тюрьмах. В их числе, Акжаркын Турлыбай. Мария Дапирка - гражданка России, но вы ведете и ее дело. Это потому что оба дела сходны между собой?


- Как известно, казахстанку Акжаркын Турлыбай и россиянку Марию Дапирка обвинили в контрабанде наркотиков. Эти две истории произошли в 2014 году. В аэропорту Гуанчжоу в багаже Акжаркын обнаружили 4,5 кг наркотиков. Чуть меньше - 2,7 кг обнаружили во Вьетнаме у Марии. Этих двух девушек связывает не только преступление и суровое наказание вдали от дома, но и возможное решение. Стоит отметить, что в случае Акжаркын, большинство казахстанцев не верят, что 18-летняя хрупкая девушка намеренно везла большое количество наркотиков. Что можно сказать о ее состоянии сегодня? Конечно, ей тяжело. Даже зрелые мужчины иногда не выдерживают таких условий. Кроме того, тюрьмы в азиатских странах известны своими суровыми правилами.



Отмечу, что поездка Акжаркын в Китай была ее первым заграничным путешествием. Ранее у девушки даже не было заграничного паспорта. Уже во время следствия Центральноазиатский региональный информационный центр по борьбе с незаконным оборотом наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров (ЦАРИКЦ) заявил, что Акжаркын, как и Мария Дапирка, стала жертвой нигерийской наркомафии.


И в первом, и во втором случае мы усмотрели единый корень - это транснациональная наркогруппировка, действующая по миру и вербующая граждан на постсоветском пространстве. Они втираются в доверие или же заводят романтические отношения. Акжаркын работала официанткой в одном из заведений Алматы, где работал бармен Джонни. Он предложил девушке перевезти товары в Китай, где ее и задержали. Отмечу, что ее «преступление» подпадает под статью 374 Уголовного кодекса Китайской Республики. Она предусматривает три вида санкции - 20 лет лишения свободы, пожизненное лишение свободы и смертная казнь.



- Ранее была озвучена информация, что в октябре 2017 года станет известен итог дела Акжаркын.


- Во всяком случае, мы придерживаемся этой даты. Но я не исключаю, что возможен перенос даты.


- А есть ли возможность вернуть Акжаркын на Родину?


- Конечно. В этом и преимущество казахстанско-китайских отношений. Если даже Акжаркын будет осуждена в Китае, то согласно международному договору будет выдана Казахстану, естественно, с учетом некоторых условий. Но есть еще некоторые нюансы. Преступление, совершенное на территории Китая, не должно посягать на безопасность этого государства. Что касается Акжаркын, она вину не признает и даже если рассматривать эту категорию дел, то, в чем обвиняют ее, по моему мнению, никоим образом не посягает на независимость Китая.



- В этих историях возникает еще один вопрос. Почему именно вы защищаете Марию Дапирка? Ведь в России тоже есть достаточно сильные опытные адвокаты.


- Во-первых, у нас есть опыт, и мы знаем, с чем столкнулись. К тому же родные Марии знают и отслеживали дело Акжаркын, поэтому и вышли на нас.


- Какие перспективы у Марии Дапирка?


- Сейчас дело отправлено на дополнительное расследование в прокуратуру Хошимина для установления умысла Марии Дапирка.


- К чему же Вы готовитесь и чего ожидаете от этих двух дел?


- Касательно Марии Дапирка. Она не признает свою вину, и если приговор будет обвинительным, то мы намерены добиваться исполнения на территории России. Между РФ и Вьетнамом существует соглашение о том, что гражданин России, совершивший преступление на территории Вьетнама, будет возвращен на Родину. Дальнейшее мое видение таково: мы будем просить помилования.


Что касается Акжаркын, то она свою вину также не признает, поэтому мы рассчитываем на оправдательный приговор, и уже обратились с ходатайством о передаче Акжаркын в Казахстан. Но мы также надеемся на справедливый суд и итог в этом деле.