5 фактов о том, кому выгодно замять дело о сексуальном насилии над мальчиком из ЮКО


История с предположительно изнасилованным семилетним мальчиком в Южно-Казахстанской области всю страну. Informburo.kz публикует материал о насилии над мальчиком из ЮКО, ранее опубликованный в блоге Анастасии Шестаева (Ивкина), с её разрешения.




На днях я писала, что не признаю власть казахстанской ювенальной системы, не доверяю представителям этой системы и не позволю им больше влиять на мою судьбу и судьбу моего ребёнка. После моей статьи о фейковом бизнесмене все спрашивали, а кто же будет следующим героем, по которому я соберу факты. Герой – ювенальная система Казахстана. Она не имеет одного лица, это целая вереница взрослых, которые ради своих позиций во власти, ради материальной наживы готовы закрыть глаза на сотни случаев насилия над детьми. Детей в Казахстане насилуют: физически, психологически и сексуально. Это факт, и его подтверждают представители системы.


В июне 2017 года старший помощник генерального прокурора РК по особым поручениям Салтанат Турсынбекова озвучила данные о том, что в Казахстане жертвами сексуального насилия стали 850 детей и 2500 женщин. Если говорить о ЮКО, то в 74 % случаев сексуальное насилие над детьми было совершено знакомыми, из них 22 % – отцами. 742 женщины и 175 детей покончили жизнь самоубийством.


Это июнь, а в августе того же года первоклассник из села Абай Сарыагашского района рассказывает бабушке о том, что его избили и изнасиловали старшеклассники. Вот здесь описана хронология этого страшного события. Тогда, в августе, хирург, осмотрев мальчика, был вынужден сообщить полиции о чрезвычайной ситуации, но дело не возбуждали. Есть несколько причин для этого, и дальше я покажу вам факты.



Факт № 1


На скриншоте видео с сайта КТК директор средней школы № 74 имени Баласагуна, Сарыагашского района. Ее зовут Бейбикуль Селтанова. Там учился мальчик, который попросил у своего близкого взрослого, бабушки, защитить его от насилия. По неподтверждённым данным, она является родственницей Сапарали Селтанова, депутата Сарыагашского районного маслихата. В открытой базе адресов указано, что она проживает по тому же адресу, что и депутат, а также его сын Селтанов Ералы Сапарович 1969 года рождения. Факты о мужчинах ниже.



Вот данные о её месте работы.

Факт № 2


Бабушка обращается в органы, где начальником криминальной полиции ДВД ЮКО является человек с такой же фамилией, что и директор школы.



Факт № 3


Редакция Sputnik Kaзахстан пишет, что была проведена судебная экспертиза и сделана она была в районной больнице в селе Абай. В этой же больнице работает родной брат начальника криминальной полиции по имени Ералы. С такой же фамилией.

Я выяснила, что Ералы Селтанов действительно медик. Вот данные о нём среди выпускников Казахского национального медицинского университета имени С. Д. Асфендиярова.


Педиатрический факультет, выпуск 1994 года



Вот он в списке выпускников.

А вот его нынешнее место работы, указанное в научном журнале, учредителем которого является Республиканское государственное предприятие на праве хозяйственного ведения "Южно-Казахстанская государственная фармацевтическая академия". В этом документе указано место работы Селтанова Ералы.

Вот житель села Абай подтверждает описанные выше факты.


Факт № 4


На брифинге руководитель районного отдела образования Бауыржан Майрихов заявил, что насилия не было, согласно данным из экспертизы, но выше мы уже видели, где делалась экспертиза и кто там работает.


Однако я выяснила, что предшественником Майрихова на посту руководителя районного отдела образования был Сапарали Селтанов. Это был 2009 год, и с того момента господин Селтанов заметно вырос в должности.



Сейчас он депутат Сарыагашского районного маслихата.


Факт № 5 (основан на личном примере и подтверждён документами)


Что касается позиции уполномоченной по правам ребёнка Загипе Балиевой, я могу поделиться личным примером её "помощи" в ситуации, когда моего 6-летнего ребёнка прятал биологический отец, подвергая малыша психологическому насилию. Я писала ей открытое письмо, а также передала оригинал в её кабинет в Астане. Это было в начале августа 2016 года. Тогда же психологическая экспертиза показала, что состояние моего ребёнка удручающее. Балиева прислала мне отписку, больше никак не помогла, и только в ноябре я смогла получить доступ к ребёнку, который первым вечером с мамой, после 5 месяцев разлуки сказал: "Я дохлый голубь. Я хочу умереть. Я никому не нужен". Это очень страшно, а ещё страшнее, когда система покрывает насилие.


Возвращаясь к ребёнку из ЮКО, который чувствует себя гораздо хуже, чем дохлый голубь, хочется заметить, что Балиева ссылается на экспертизу, которую делали в месте, где никто не заинтересован разобраться в ситуации, обезопасить бабушку и малыша, взять ответственность за случившееся и сделать всё, чтобы казахстанские дети росли счастливыми и здоровыми. После показанных фактов о том, кто заинтересован в том, чтобы скрыть правду о случившемся, становится ясно, почему малыша не выпустили из этого района.


Ребёнок и бабушка имеют право, чтобы их защитили от государства, от системы, от кругового беспредела. Удивительно, но они сами правду написали в релизе: "Право на защиту от государства". Каждый из нас имеет право защитить себя и своего ребёнка, независимо от того, кто является директором школы, начальником криминальной полиции, депутатом, врачом в больнице, куда обращаются пострадавшие, и омбудсменом страны. Как это сделать, пока он в руках этой системы, неизвестно.


Честным, ответственным и сочувствующим людям в лице Аружан Саин, Адель Оразалиновой и другим волонтёрам помочь мальчику не дали. У меня остаётся вера в министра здравоохранения Елжана Биртанова, который (я очень надеюсь) сумеет преодолеть давление и проявить политическую силу, чтобы в Астане ребёнку не навредили, не довели до крайности, а помогли восстановиться и с помощью сильных, неподкупных, незапуганных специалистов-психологов и врачей дали ему право на справедливость и будущее.

В заключение я хочу написать, как мама ребёнка, который пережил психологическое насилие. Вот мой сын рисовал мир вокруг себя, пока система позволяла тирану прятать его от матери с молчаливого согласия уполномоченной по правам ребёнка Загипы Балиевой.



Это рисунок сын нарисовал несколько дней назад. Сказал, что в сердечке мама, которая всегда защитит.



Разница между этими рисунками два года. Сейчас детский психолог не верит, что читает в алматинских психиатрических экспертизах о моём малыше. НЕ ВЕРИТ. И только Всевышнему известно, что нашей семье пришлось пройти, чтобы мир малыша снова стал ярким, радостным и надёжным. И не надо быть сильным психологом, чтобы отличить, когда ребёнок рисует счастье, а когда ад. Мальчик из ЮКО сейчас нарисует ад. Поверьте мне.


На своём примере я показала, что ребёнок может восстановиться и те 850 детей, которых упомянула прокурор в начале статьи, тоже живут среди нас. Чтобы они жили дальше, им нужно объяснить, что то, что с ними происходило, ненормально. Что закон защищает нас и те, кто причинил боль, унижение детям, будут отвечать перед законом. Потом ребёнку важно знать, что рядом спокойный, сильный взрослый, который защитит и не допустит подобного вновь. Мальчику из села Абай предстоит длительная реабилитация, бабушке, матери придётся научиться помогать ему переживать этот ад вновь и вновь, пока он не выйдет из него и малыш вновь не поверит в то, что жизнь хорошая штука. Я молюсь за него. Больше я не знаю, что сказать и как ему помочь. Мне очень хочется, чтобы со временем он нарисовал солнце, бабушку, маму, себя – сильного и уверенного. Будь счастлив, малыш! Ты сможешь. Это всё.


*Данные о представителях системы получены из открытых источников.


Анастасия Шестаева (Ивкина) занималась PR-проектами и интернет-продвижением авиакомпании Air Astana. В данный момент является независимым консультантом по кризисным коммуникациям и SMM-стратегии. Организатор первых официальных слётов Almaty Spotting Club. Идейный вдохновитель и автор нескольких репортажей на Voxpopuli.kz.