"Мы больше не можем молчать": родственники погибшего три года назад в крушении Ан-28 сделали обращение


3 октября 2017 года под Алматы потерпел крушение Ан-28. Самолет совершал санитарный рейс, врачи направлялись к тяжелобольной пациентке в Шымкент. Крушение произошло через 12 минут после взлета. В аварии не удалось выжить никому, погибли оба пилота, бортовой техник и два врача. Родные одного из погибших сделали обращение и утверждают, что больше не могут молчать, передает ZTB.kz.


Ниже приводим текст их обращения без изменений.




Мы, представители потерпевших Артыкбаева Жанибека Токеновича, врача Научно-исследовательского института кардиологии и реаниматологии КРМУ, профессора, доктора медицинских наук, Патсаева Талгата Анапиевича, врача акушера-гинеколога Научного Центра Акушерства Гинекологии и Перинатологии МЗ РК, заведующего отделением, доктора медицинских наук, Цой Геннадия Сергеевича, командира – инструктора ВС, Акматбаева Бейшебека Омушевича, инженера по авиационному и радиоэлектронному оборудованию, погибших в авиакатастрофе 03 октября 2017 года близ Алматы, хотим обратиться к средствам массовой информации с просьбой прекратить спекулировать на данном деле и объективно оповещать общественность о ходе проведения уголовного дела.


Прошло три года со дня это страшной катастрофы, не передать словами всю нашу боль от потери наших мужей и отцов, которые исполняя свою миссию, вылетели в Шымкент для оказания помощи тяжело больной женщине. Спеша спасти жизнь другого человека, отдали свои...


Не передать словами и наше отчаяние, видя как некоторые «журналисты» и блогеры, освещают ими выдуманные факты, которые не соответствуют действительности.


Мы долго молчали. Мы молчали три года, пока шло следствие, надеясь на объективность и законность проводимого расследования, потому что верили и все еще верим, что виновный будет наказан. Но видя, с какими нарушениями и предвзятостью идет судебный процесс, какие статьи пишут некоторые новостные порталы, явно заинтересованные в предоставлении именно той информации, которая необходима стороне защиты, мы не можем оставаться в стороне, как оставались все эти три года.


Недавно в СМИ появилась информация о том, что воздушное судно Ан -28, принадлежащее АО «East Wing» подверглось обстрелу, что якобы маршрут самолета проходил над военным полигоном «Илийский», где на тот момент проходили тренировочные стрельбы. Согласно показаниям свидетелей, военнослужащих ВЧ – 61993, в тот день действительно проводились стрельбы, но они были закончены в 13ч.50 мин., в вечернее время стрельбы не проводились. Более того, ведение стрельб по воздушным целям на учебном полигоне не предусмотрено и не проводилось. Показания этих свидетелей подтверждает и судебно-баллистическая экспертиза, в выводах которой указано, что на фрагментах воздушного судна АН-28 огнестрельных повреждений не обнаружено.


Также в ходе судебного заседания подсудимый Масалитин В.С. принес с собой кислородные баллоны, в количестве 2 штук, которые являются вещественными доказательствами по данному делу. Кто ему выдал данные кислородные баллоны, каким образом он их самовольно мог представить в суде вызывает большой вопрос. Более того, некий специалист Исаев А.А., профессор, доктор юридических наук, который был привлечен Масалитным В. на основании Договора, заведомо зная, что данные кислородные баллоны являются вещественными доказательствами по делу и не могут быть незаконно переданы, проводил свое исследование, в котором сделал выводы, что имело место внешнее ударно-скользящее воздействие постороннего предмета и последующего взрыва кислородных баллонов. Двух баллонов!!! Получается, что кто-то или что-то намеренно целился именно в кислородные баллоны, намекая на то, что самолет был обстрелян. И потом, даже не сведущему в этой области человеку понятно, что в случае огнестрельных повреждений должны оставаться отложения. Как пояснил эксперт, проводивший баллистическую экспертизу, следов меди или свинца не обнаружено.


Версия об обстреле воздушного судна опровергается и показаниями сотрудников Казаэронавигации, которые были допрошены в суде в качестве свидетелей, которые показали, что самолет по указанию диспетчера, для обхода «запретных зон» сменил курс, набрал безопасную высоту и продолжил полет. О том, что воздушное судно сменило курс, пилотом было подтверждена смена курса по радиолокатору, т.е над военным полигоном самолет не пролетал!


Выступая в суде, восхваляя себя, как специалиста в области экспертных исследований, на вопрос представителей потерпевших, проводилось ли подобное исследовании им когда –либо еще, он ответил, что это в его практике впервые. Исаев А.А. ранее проводил только исследования дорожно-транспортных происшествий, т.е. наземного транспорта. И суд, который призван соблюдать закон, даже не задался вопросом, откуда у подсудимого Масалитина В. вещественные доказательства, которые исследовались Исаевым А., Разве можно считать законным проведенное исследование, если специалист, имеющий стаж работы в судебно-экспертной деятельности сам нарушает закон, проводя исследование с фрагментами воздушного судна, которые находятся под сохранной распиской и не могут быть незаконно переданы, на которых наложено ограничение в распоряжении.


Исходя из вышеизложенного, на сегодняшний день вызывает сомнение природа повреждений на данных кислородных баллонах, учитывая, что они были самовольно изъяты из места хранения, также могли быть и самовольно деформированы заинтересованными лицами.


Очень много шума наделало заявление членов комиссии МИИР РК, которые отозвали свои подписи на отчете по результатам расследования авиационного происшествия. Об этом мы впервые услышали в ходе судебного заседания от Председателя комиссии Жумасултанова Н. на вопрос наших адвокатов, что послужило основанием для отзыва подписей членов комиссии, он ответил - заключение специалиста Исаева А.А.! То есть их двухгодичное расследование, в котором они писали о вероятных причинах авиакатастрофы, было пересмотрено только лишь на основании специалиста, который никогда в своей жизни не делал заключение подобного рода! Более того, зная, что кислородные баллоны, как фрагменты воздушного судна, являются вещественными доказательствами, ни суд, ни специалист даже не задались вопросом: каким образом они могли попасть к подсудимому Масалитину В.?!


В суд был предоставлен приказ МИИР РК о возобновлении процесса расследования авиационного происшествия, и что самое нелогичное в этом приказе, то, что 8 из 11 членов вновь созданной комиссии те же самые люди, которые два года расследовали данное происшествие, а по истечение 3 лет отозвали свои подписи. Что они будут опровергать ими же данное заключение? Не абсурдно ли это?


Не менее «шумным» стало заключение эксперта Колесникова Н.Н., который в своем заключении в одном их пунктов указал, что локальные размеры излома стойки, могли образоваться в процессе полета самолета при столкновении с каким-либо объектом, имеющим незначительные размеры, но достаточно прочные. Нас тоже заинтересовали данные выводы, и когда Колесникова Н. вызвали в суд для дачи показаний, на вопрос наших адвокатов, какой именно предмет, он сказал, что пояснить не может, но это не пуля, т.к. пуля оставила бы след. Объект был размером 20-25 см, но настаивает на том, что это столкновение с неустановленным объектом происходило в воздухе, причем попал данный объект в горизонтальном положении. То есть, исходя из его заключения, рядом с самолетом должен был пролетать какой-то предмет, который попал в блистер (форточку) кабины самолёта.


Версия об обстреле самолета выгодна подсудимому Масалитину В., чтобы избежать уголовной ответственности, однако, и экспертизами и самими военнослужащими воинской части полностью опровергнута данная версия, что подтверждается материалами дела. Представители Министерства обороны дали по этому вопросу комментарий: что учебные стрельбы в вечернее время на полигоне «Илийский» не проводились.


Суд открыто и (или) явно принимает сторону подсудимого. Он снимает вопросы наших адвокатов, позволяет задавать подсудимому и его адвокату наводящие вопросы, что недопустимо. К нашему удивлению, отец второго пилота Кутафина, который не имел права быть допущен к полетам, т.к. не имел соответствующей подготовки и количества налетов, принял сторону подсудимого, и его представитель ведет себя на процессе так, как будто он адвокат подсудимого Масалитина В., а не такого же погибшего пилота. Что побудило отца погибшего парня принять такую позицию нам неизвестно, но нужно отметить, что его представитель гораздо активнее задает вопросы свидетелям, чем адвокат Масалитина В., пытаясь убедить всех в том что это был обстрел и взрыв. В одной из публикаций даже написали, что Державец С. – адвокат Масалитина В.


Также вызывает недоумение надуманная версия о том, что самолетом никто не управлял, и что пилоты были мертвы еще в воздухе. Есть судебно-медицинские экспертизы, которые подтверждают, что все травмы были прижизненными, образовались в короткий промежуток времени одно за другим или возможно одномоментно, незадолго до наступления смерти от воздействия твердых тупых предметов при авиационной травме, это могло произойти как от ударов о части борта, так и при падении воздушного судна и удара его о землю и возгоранием. Ни у кого из 5 погибших человек не обнаружен карбоксигемоглобин, что указывает на то, что никто из погибших не вдыхал задымленный воздух, продукты неполного горения, т.е все находились в очаге открытого пожара, где имелся свободный доступ воздуха для возгорания. Они не успели даже вдохнуть дым, т.е. взрыва в воздухе не было.


Согласно судебной химико-гистологической экспертизы у пилота Цой Г. был обнаружен гликоген, это означает, что это прижизненная реакция и он находился в стрессовой ситуации, а это означает, что Цой Г. до последнего пытался управлять самолетом и он не находился в бессознательном состоянии и не был мертв, как пишут некоторые СМИ, ссылаясь на абсурдные умозаключения некоторых «специалистов».


Если бы имел место взрыв воздушного судна, то площадь, по которой были бы разбросаны обломки была значительно больше, а так детали воздушного судна были разбросаны на незначительное расстояние от него, что также подтверждается заключением экспертизы исследования пожаров и взрывов.


Почему то в своих публикация журналисты, блогеры не пишут том, что самолет был допущен к полету Масалитным В.С. с неработающим БУР, это ведь не только самописец, «черный ящик» как мы привыкли считать, и он записывает не только речь пилотов, их переговоры с диспетчерами, это еще и устройство для записи основных параметров полета, показатель функционирования всех систем самолета. С неработающим БУР самолет не имел права на вылет вообще. И данное устройство не работало с 2013 года! Они не пишут о том, что эксплуатантом в лице Масалитина В. воздушное судно эксплуатировалось с просроченными воздушными винтами! И это могло повлиять на отключение силовых установок, т.е. на двигатели воздушного судна. Эксплуатация воздушных винтов с просроченным ресурсом может повлиять на работу и отказ двигателя и потере тяги. И это не наши слова, это заключение экспертов и специалистов.


До июля 2017 года периодическое техническое обслуживание воздушного судна проводилось специалистами Украинского технического центра. 28 июля 2017 года авиакомпания отказалась от их услуг и в связи с получением сертификата на техническое обслуживание данная работа должна была проводится самой авиакомпанией «East Wing» и к чему это привело всем известно.


Как выяснилось в ходе расследования, на обечайке правового двигателя имелась трещина. Никаких мер по устранению дефекта авиакомпания не предпринимала, как заявил инженер летательных аппаратов и двигателей, ими проводился лишь «особый» контроль.


В судебном заседании были исследованы стенограммы Масалитина В. с сотрудниками с авиакомпании, где он говорит им решить вопрос о продлении сроков службы этих агрегатов задним числом.


Более того, имеется в материалах дела заключение почерковедческой экспертизы, где подписи от имени погибшего инженера по авиационному и радиоэлектронному оборудованию Акматбаева Б.О. на картах-нарядах подделаны. И это подписи были проставлены уже после гибели инженера.


22 октября 2020 года судебное заседание было отложено в связи с поступившим со стороны защиты Масалитина В.С. ходатайства о назначении по делу дополнительных экспертиз, с постановкой вопросов, на которые уже были получены исчерпывающие ответы, как в заключениях экспертов и специалистов, так и в ходе их допроса в суде.


Но суд, равно как и сторона защиты, и даже представитель второго пилота Кутафина забыли, по каким статьям был предан суду Президент Авиакомпании «East Wing», это нарушение правил безопасности эксплуатации воздушного судна, повлекшее смерть более двух лиц и допуск к управлению воздушным судном лица, не имеющего права на управление, повлекшее смерть более двух лиц.


Не имел права Масалитин В. допускать воздушное судно к вылету, т.к. именно он подписывает разрешение на вылет, он должен был осуществлять общее руководство компании, контролировать работоспособность агрегатов, но он ничего этого не делал. И из-за такого недобросовестного отношения к своим должностным обязанностям, сегодня наши семьи стались без отцов…


Мы не давали своих комментариев ранее, возлагая большие надежды на суд, но сейчас, видя, как проходит судебный процесс, не принимая во внимание ни наших доводов, ни доказательств вины подсудимого, вынуждены обратится к общественности. Мы больше не можем молчать. И не будем.