Почему братьям Рыскалиевым вернули имущество?


Накануне Верховный суд РК, рассмотрев кассационный протест генерального прокурора страны Гизата Нурдаулетова, принял решение о возвращении конфискованного имущества бывшему акиму Атырауской области Бергею Рыскалиеву. Почему? Разбирались Kursiv.kz.




Обжалование коснулось и других участников дела. Имущество было возвращено также его брату – экс-мажилисмену Аманжану Рыскалиеву (включая то, что оформлено на его супругу), зятю - Рустему Альбакасову и пособнику – Ерболату Избасару (включая то, что оформлено на его супругу). Помимо этого судом был отменен арест банковских счетов брата Бергея – Сергея Рыскалиева на общую сумму в $14 млн.


Уголовное преследование братьев Рыскалиевых началось в 2012 году, общее количество инкриминируемых им деяний насчитывало более 70 эпизодов. В январе 2019 решением межрайонного суда по уголовным делам Атырауской области экс-аким Бергей Рыскалиев был признан виновным в создании и руководстве организованным преступным сообществом, в хищении госимущества, злоупотреблении должностными положениями, получении взяток. Он был приговорен к 17 годам лишения свободы. Другим фигурантам, проходящим по делу, было назначено наказание в виде лишения свободы сроком от 6,5 до 17 лет с конфискацией личного имущества.


Позже, по ходатайству родственников осужденных, генпрокурор республики внес кассационный протест в Верховный суд РК о пересмотре приговора в части конфискации имущества. Основанием для этого послужила недоказанность того, что данное имущество было приобретено на деньги, доставшиеся незаконным путем.


Согласно материалам дела, Бергали Рыскалиев преступные действия начал в декабре 2008 года. То есть обвинением не было доказано, что имущество, приобретенное до этого периода, в виде десятков земельных участков и жилых домов, квартир, долей в уставных капиталах различных ТОО, банковских счетов, нежилых объектов было заработано на преступные доходы.


Сама возможность опротестовать решение о конфискации у родственников и партнеров осужденных появилась в казахстанском законодательстве недавно. По словам адвоката Джохара Утебекова, норма о том, что конфискации подлежит только имущество, которое нажито преступным путем, появилась в Уголовном кодексе в 2014 году, а заработала она только с января 2018.


"Сейчас на орган уголовного преследования возложена обязанность доказывания того, что имущество нажито преступным путем. Только в этом случае суд может применить конфискацию имущества. То есть должна быть доказана причинно-следственная связь между преступлением и (приобретением) имущества обвиняемого", - сказал он.


По словам Утебекова, доказать причинно-следственную связь в таком случае довольно сложно, даже если «вполне вероятно, что имущество нажито преступным путем». Поэтому введение нормы повлекло резкое сокращение с 2018 года количества применения этой меры.


Такие же правила действуют и при конфискации имущества, оформленного на третьих лиц.


В протесте прокурора отмечается, что конфискованное имущество Бергея Рыскалиева было легализовано им в 2006-2007 годах (на тот момент он был акимом Атырау).


Адвокат Жангельды Сулейманов разъяснил, какие действия могут применяться в отношении легализованного имущества во время следствия. По его словам, если имущество приобретено после совершения преступления, то органы следствия могут поднять вопрос о проверке субъектов легализации. В случае если оно легализовано до совершения преступления, то тогда следствие не имеет право проверять источники, по которым оно было приобретено.