"Настоящая сказка": работавшая в Дубае кыргызка рассказала о реальной жизни арабок | 22056


Уроженка Кыргызстана Сырга Камчыбекова в интервью российскому изданию FB.ru рассказала о жизни в Дубае своими глазами. По словам девушки, она никогда не думала о том, что ей придется осваивать новую профессию и работать где-то за границей. Ее вполне устраивала жизнь в родном Нарыне. Однако судьба распорядилась иначе. Из медсестры наша героиня переквалифицировалась в визажиста и консультанта по косметике. Отработав в Дубае девять лет, она поделилась своими впечатлениями.




Сырга родилась в Кыргызстане, в городе Нарыне. Все ее родственники были медиками, поэтому вопрос о выборе профессии даже не поднимался. Было ясно, что девушка должна была стать частью династии врачей. Сразу после школы она поступила в медучилище, а получив диплом, устроилась работать в больницу. Жизнь казалась стабильной и спокойной, если бы не одна печальная новость: у Сырги обнаружились проблемы с сердцем, поэтому высокогорный климат ей был противопоказан. Пришлось уезжать из родного городка в Бишкек.


Там наша героиня также устроилась на работу в больницу. Однако в тот период как раз распался Советский Союз, грянули лихие девяностые. Непростая политическая ситуация в стране не самым лучшим образом отразилась и на материальном благополучии граждан. Дело в том, что национальную валюту перевели в сомы, и выяснилось, что зарплаты Сырги хватает лишь на то, чтобы доехать до работы. Тогда девушка задумалась над тем, чтобы сменить профессию.


Родители были категорически против такого решения дочери. Они не представляли, как их ребенок может не быть медиком, как они. Сырга столкнулась с осуждением и непониманием родственников, но своего решения менять не стала.


В то время как раз развивался сетевой бизнес. На арену вышли такие магнаты, как "Орифлейм" и "Мери Кей". Именно в этих организациях Сырга научилась основам макияжа, коррекции бровей и позже устроилась работать в местный салон красоты. К сожалению, в те времена бьюти-индустрия была не так развита, как сегодня. Люди не имели возможности тратить деньги на походы к косметологам, визажистам. Макияж делали сами, не предполагая, что можно обратиться за помощью к специалисту. Сырге пришлось самостоятельно находить клиенток и объяснять им, что такое коррекция бровей, для чего она нужна и т. д. Постепенно нашей героине удалось привлечь немало соотечественниц. Она стала зарабатывать порядка двухсот долларов в месяц. О такой зарплате могла мечтать любая медсестра. Затем Сырга съездила на курсы повышения квалификации в Москву, после чего решила построить карьеру в Европе.


В двадцать семь лет, несмотря на протесты родственников, наша героиня оказалась в столице Чехии Праге. Там она надеялась устроиться на работу в салон красоты, однако все оказалось не так просто. Во-первых, Сырга не знала языка, а во-вторых, местные жительницы не слишком хотели, чтобы красоту им наводила эмигрантка. Несмотря на то что наша героиня выучила чешский, построить карьеру в сфере бьюти-индустрии ей так не и удалось.


Сырга была вынуждена, чтобы как-то себя прокормить, работать уборщицей, официанткой. Подкопив немалую сумму денег за четыре года, она вернулась обратно в Бишкек. К слову, на кровно заработанные деньги ей удалось купить на родине машину и квартиру.



В Бишкеке Сырга задержалась ненадолго. Увидев объявление о работе в Дубае, она решила оставить заявку. Вскоре работодатель – производитель люксовой косметики – приехал в Кыргызстан, и нашу героиню пригласили на собеседование. Обязательным условием для трудоустройства было знание английского языка. Сырга в школе учила немецкий, а потому по-английски не знала ни слова. Тогда она попросила сестер написать презентационный текст на английском и полностью выучила весь монолог.


На собеседовании работодатели не могли поверить своим ушам, настолько хорошим было произношение у нашей героини. Дальше ее попросили сделать макияж. После успешного прохождения теста Сырга получила предложение о работе в Дубае в салоне-магазине косметики, который находился в торговом центре, с зарплатой в две тысячи долларов! Конечно, женщина тут же согласилась.



Сырга признается, что работать в Дубае оказалось гораздо проще, нежели в Чехии. А все из-за отношения местных жителей к эмигрантам. Если в Европе на нашу героиню смотрели с пренебрежением, то здесь встретили довольно радушно.


Наша героиня была приятно удивлена дружелюбием и приветливостью арабок. Если Сырга что-то не понимала в силу незнания английского, те отвечали:


"Ничего страшного. Если ты здесь работаешь, значит, тебе можно доверять".



Вместе с нашей героиней в магазине работали девушки из других стран: из России, Казахстана, Кыргызстана. За койко-место приходилось отдавать от трехсот до пятисот долларов ежемесячно, но в итоге траты окупались с лихвой. Основные заработки были от выездов на дом: там Сырга делала арабкам макияж. Именно благодаря этому наша героиня узнала больше о жизни арабских женщин.


Можно с уверенностью сказать, что жизнь арабских женщин настоящая сказка. Они просыпаются в десять утра. К этому времени служанки успевают приготовить для них завтрак, а также подготовить одежду. Детьми занимается няня. Дома арабские женщины не носят хиджаб: они одеваются по последнему писку моды, вот только видеть это может только муж и другие женщины. На улице они скрываются за длинными закрытыми хиджабами.



Проживают арабки в роскошных трехэтажных домах с лифтами и бассейнами. Кстати, владения разделены на две части - мужскую и женскую, чтобы посторонние мужчины (например, гости) не могли увидеть без хиджаба жен шейха.


Многоженство здесь распространено. Шейхи достаточно обеспеченные мужчины и могут себе позволить содержать несколько жен одновременно. Между женщинами нет вражды и конкуренции. Напротив, они дружат и отлично ладят. Самое любимое развлечение для них – это шопинг. Заходя в магазин, они не обращают внимания на ценник. Просто кладут понравившийся товар на кассу и оплачивают озвученную продавцом сумму. За один визит в бутик они могут потратить до трех-четырех тысяч долларов.


Браки шейхов с иностранками случаются очень редко. Чужестранка никогда не сможет стать "своей", она лишь может пополнить гарем, и то ненадолго. После развода дети остаются с мужем-арабом.